Запишитесь на прием:
  +7 (812)408-4986
+7 (953) 356-4153
 Время работы:
 пн-вс 10:00-21:00
 Без выходных
  Наш адрес:
 г. Санкт-Петербург,
Новочеркасский пр., 58
Как проехать к нам?

Лечение алкоголизма

Алкоголизм - это хроническое заболевание, при котором человек не в состоянии контролировать потребление алкоголя, даже если это начинает создавать серьезные проблемы в личных отношениях, на работе и дома. Об этой проблеме, о методах борьбы с ней – наш сегодняшний разговор с Михаилом Маратовичем Виткиным, врачом-психотерапевтом, сексологом, психологом.

Итак, начнем…

Михаил Маратович, кто и с чем к Вам чаще всего обращается?

Ко мне обращаются люди с разнообразными проблемами: сексологии, с фобиями, психосоматикой, паническими атаками, с семейными проблемами, с зависимостями, и нет никаких очевидных факторов, которые могли бы повлиять на эти потоки.

Приходится ли Вам проводить долгосрочную психотерапию? В связи с какими проблемами?

Да, конечно, достаточно часто я провожу долгосрочную терапию. Любая проблема требует поиска причины, а не симптоматического лечения.

Скажите, из Вашего опыта, как часто обращаются с проблемой алкоголизма?

20 - 30 % от всех обращений – это пациенты с проблемой алкоголизма.

Какие причины алкогольной зависимости Вы можете назвать?

Это очень интересный вопрос, и я озвучу не только свое мнение, но и мнение многих современных специалистов. Зависимость – это внешнее выражение состояния личности. Она не существует отдельно как таковая. Т.е. любая зависимость – это некая гиперкомпенсация тех нерешенных вопросов, с которыми личность столкнулась. А в какой именно зависимости она их реализует, уже не принципиально. В этом плане все зависимости очень похожи, потому что речь не об алкоголе, наркотиках или играх, а о болезненном состоянии личности.

Какими методами Вы предлагаете своим пациентам бороться с этой проблемой?

Прежде всего, методами личностного роста, методами приведения в порядок эмоционально-психической сферы. Еще раз повторюсь, что злоупотребление психоактивными веществами - это внешняя форма, внешнее проявление того, что происходит с личностью. В большинстве случаев ко мне попадают не первичные пациенты, а те, которые уже пытались что-то делать, уже как-то боролись традиционными, «одноразовыми» способами приведения себя в порядок, например, химическая защита или «кодирование». И потерпев неудачу раз, второй и третий, они, наконец, доходят до психотерапевта, который говорит, что бороться с алкоголизмом не надо, надо приводить в порядок личность. И дальше все само прекрасно встает на свои места. Ведь первое и главное – это не физиология, которая, конечно же, страдает, а алкогольная деградация личности, это самое страшное. Если личность еще не полностью деградировала, что почти всегда так, то мы начинаем реабилитацию и добиваемся стабильных результатов.

Насколько  быстро удается справиться с этой проблемой?

Мое однозначное мнение на эту тему, что период ремиссии должен составлять не меньше 6 лет. Пока не набраны 6 лет непрерывной ремиссии, говорить о «выздоровлении» не приходится. Выйти на 6 лет ремиссии без существенных личностных изменений практически невозможно.

Бывало ли в Вашей практике, что излечившийся пациент спустя какое-то время снова начинал пить и возвращался к Вам?

Естественно, да. Более того на одном из последних заседаний Российской Психотерапевтической Ассоциации был мастер-класс по работе с зависимостями, и в  теоретической части четко было обозначено, как проходит лечение: несколько этапов подготовки, выход на достойный уровень, срыв, дальше некая реабилитация, подготовка, выход, срыв и т.д. И это совершенно нормальное течение периода восстановления, который подразумевает возможные срывы. Другой вопрос, что недавно в институте Бехтерева рассматривался вопрос о 25 факторах, которые нужно учитывать в период реабилитации с точки зрения деформации личности для того, чтобы не было срывов. И если эти факторы учитывать, то вполне возможно срывов избежать. Но сам по себе срыв может служить и позитивным опытом для пациента. И важен момент, чтобы этот срыв не перешел в рецидив. Если мы не перешли в рецидив, то ничего страшного в срывах нет. Они фактически подразумеваются в процессе личностного роста. Я стараюсь, конечно, планировать лечение так, чтобы срывов избежать, изначально закладывая в процесс восстановления профилактику. Но самые интересные, это те срывы, которые происходят после окончательного восстановления. Таких пациентов единицы, но они есть. Через 8,12,16 лет успешной трезвой жизни, человек может снова позвонить и сказать, что выпил полстакана вина и испугался, а вдруг сейчас все начнется заново?!  И просит провести профилактику!

Гарантия результата – есть ли вообще такое понятие в работе психолога?

Такое понятие есть. Это очень деликатный вопрос. Я могу совершенно однозначно гарантировать, что если мы с пациентом осуществляем некую совместную деятельность, то она абсолютно точно даст свои результаты. Всегда в качестве примера привожу очень простой, наглядный пример – если человек идет из пункта А в пункт Б, то он проходит какое-то расстояние! Даже если он идет на костылях, даже если он ползет на четвереньках, он все равно какое-то расстояние проходит. И рано или поздно все-таки до пункта Б дойдет. Не дойдет он только в том случае, если стоит на месте. И если мы с пациентом пошли, то мы гарантировано пройдем какое-то расстояние. Если хватит терпения, времени у всех, то мы однозначно придем в пункт Б. При этом я естественно могу гарантировать качество своей работы, не беря на себя ответственность за поведение пациента тогда, когда он не рядом со мной. Его поведение напрямую зависит только от него. Бывают люди достаточно внушаемые и, чувствуя себя уже хорошо, не испытывая потребности в спиртном, встречают приятеля и поддаются влиянию со стороны.

Какие еще психологические проблемы могут скрываться за алкоголизмом?

Любые психологические проблемы могут стоять за алкоголизмом. Традиционно принято считать, что все они идут из детства, и во многом это действительно так. Опыт часто показывает, что в детстве могут скрываться корни алкоголизма. Но вот с тем, что основную роль играет генетическая предрасположенность, я бы поспорил. Генетическая предрасположенность может срабатывать по диаметрально противоположному признаку. Если мы возьмем двух братьев близнецов с одной и той же генетической предрасположенностью, один из них впадает в злоупотребление, второй никогда и близко не подходит к спиртному. И появляется случайный фактор – один увидел родителей пьяными, и ему стало настолько страшно и противно, что он больше никогда в жизни к спиртному не подходит, другой в это время спал, а потом увидел родителей веселыми, добрыми, они угостили конфеткой. И в этом примере случайный фактор тоже сработал.

Работаете ли Вы с семьями алкозависимых? Даете ли им какие-то рекомендации?

Да, конечно. Зависит от каждого конкретно случая, но в принципе ничего нового не придумываю, есть программа «12 шагов» для созависимых. Примерно в рамках этой программы обычно и работаю,  учитывая нюансы, потому что каждый случай индивидуален, но общая концепция одинакова.

Запишитесь на консультацию по телефону (812) 642-47-02 или заполните форму заявки на сайте.